В рамках Клуба Интересных Встреч и Интервью со-основатель и генеральный директор TimePad Людмила Павлова рассказала студентам Вышки о том, как рождался проект и что он представляет из себя на сегодняшний день.

КИВИ: Ну что, давайте начнем, в двух словах — что такое Timepad?

Л.П: Timepad — это сервис лидирующий в России на своем рынке, который помогает организовывать события: анонсировать, привлекать аудиторию, продавать электронные билеты, и в целом сопровождать весь процесс взаимодействия организатора с аудиторией от начала и до конца.

КИВИ: Это ваш первый бизнес-проект?

Л.П: Первый успешный, скажем так. Мой первый бизнес был во втором классе — я плела фенечки из бисера и продавала их одноклассникам. Было много попыток в самых разных сферах — и в бизнесе, и просто какие то социальные проекты, но успешный и серьезный – да, это первый.

КИВИ: Вы начали им заниматься еще когда учились в университете?

Л.П: Да.

КИВИ: А когда вы закончили университет? И какой факультет?

Л.П: В 2007 г бакалавриат экономического факультета, в 2009 г — магистратуру МИЭФа.

КИВИ:Вообще, чья была идея, с чего вдруг эта сфера?

Л.П: Ну в общем идея была совместная. Timepad появился как проект, который решал нашу собственную потребность. Все трое основателей — я, Артем Киселев и Даша Устюжанина — работали в бизнес-инкубаторе Вышки, организовывали мероприятия для предпринимателей: курсы, лекции, конкурсы, тренинги. Их стало в какой то момент довольно много, и мы поняли, что просто зашиваемся в объеме возникших работ по администрированию и напоминаниям. Cмотрели, что было на рынке такого плана, ничего хорошего тогда не нашли — решили просто сделать маленькую утилитку для себя, которая решала бы наши собственные задачи. Сделали, обрадовались, потом показали друзьям и коллегам из других подобных студенческих организаций, им тоже понравилось и захотелось пользоваться.

КИВИ: То есть вы не думали, во что конкретно это выльется? 

Л.П: Ну потом, когда стало понятно, что это не только нам (да даже и не только нашим друзьям) нужно, мы решили, что из этого можно сделать отдельный бизнес, и тогда начали относиться к Timepad, как к отдельному бизнес-проекту.

КИВИ: В каком году вы начали монетизировать Timepad?

Л.П: Запустили мы публичную бета-версию в 2009 году, монетизировать начали с начала 2010 года.

КИВИ: Первую версию вы сами собрали? Без вложений?

Л.П: Да-да, первую версию сделал Артем Киселев — сам на коленке с теми технологиями, которыми он владел, буквально под себя. Она не была рассчитана на множество пользователей, только на совсем небольшие объемы данных. Потом, когда мы начали относиться к Timepad как к бизнесу, наняли программиста, который сделал на более продвинутых технологиях вторую версию, рассчитанную на коммерческое использование.

КИВИ: Вы привлекали инвесторов или все деньги были ваши?

Л.П: На старте мы вкладывали свои деньги.

КИВИ: Можете порядок назвать?

Л.П: Небольшие суммы, вообщем то у студентов не так много денег, как вы понимаете,  несколько сотен тысяч рублей — меньше полумиллиона на троих. Потом в какой то момент мы привлекли бизнес-ангела, то есть тоже не очень большую сумму, и получили грант от фонда Бортника — миллион рублей. C этим багажом инвестирования двигались довольно долго. Следующий раунд у нас был уже намного позже, в 2012 году от Рамблер.

КИВИ: Какой размер был раунда?

Л.П: К сожалению, это мне нельзя разглашать.

КИВИ: Какой у вас оборот?

Л.П: Наш оборот сейчас около 15-20 миллионов рублей в месяц. (прим. ред. — на октябрь 2014)

КИВИ: А какой у вас штат сотрудников?

Л.П: Сейчас около 35 человек.

КИВИ: Вы зарабатываете с продажи билетов, а бесплатные билеты размещаете без комиссии?

Л.П: Да, совершенно верно. У нас две основные бизнес-модели. Первая – это комиссия с продаж платных билетов. То есть, если организатор через нас продает билет на свое событие, то с него удерживают от 7% до 9% в качестве вознаграждения.

КИВИ: А от чего зависит размер комиссии?

Л.П: От объема продаж. Чем больше продаж, чем ниже комиссия. А вторая модель — это привлечение участников на мероприятия. Если организаторам нужно расширить свою аудиторию — оповестить всех, кто может быть заинтересован, то мы можем в этом им помочь, через собственные рекламные каналы, через партнеров. Эта модель помогает монетизировать бесплатные события. К нам организаторы бесплатных мероприятий часто приходят за рекламой.

КИВИ: Сколько билетов в год, примерно, вы продаете? 

Л.П: В год не скажу, в месяц сейчас около 200 тысяч (прим. ред. — на сентябрь 2014).

КИВИ: Сейчас Timepad — стабильно работающий бизнес, не было мысли продать компанию?

Л.П: Да, мы с самого начала создавали бизнес с мыслью о том, что его потом куда нибудь можно будет продать, и в 2012 году действительно продали долю в бизнесе компании Афиша-Рамблер. Там долгая и сложная история, но, в итоге, год назад, Рамблер продал свою долю венчурному фонду Target Ventures, и теперь мы снова независимая компания.

КИВИ: А сколько сейчас процентов вам принадлежит? 

Л.П: Чуть меньше половины.

КИВИ: Оказывает ли влияние венчурный фонд на ваш бизнес? 

Л.П: Инвесторы помогают своими контактами и компетенциями. Нам очень повезло с фондом. Управляющие партнеры фонда — тоже выпускники Вышки, соответственно, та же школа, тот же менталитет, тот же подход к видению бизнеса. Они очень грамотно себя ведут, не мешают, но, где можно, помогают и подсказывают.

КИВИ: Какие есть планы по развитию? Что еще можно сделать?

Л.П: Ну, например, у нас больше половины мероприятий проходит в Москве.

КИВИ: То есть в планах экспансия в регионы?

Л.П: По регионам совсем небольшое количество, и это отчасти отражает картину фактическую — что в регионах просто меньше всего происходит, но регионы также отстают от Москвы по проникновению интернета, по онлайн-платежам. В принципе, нам интересны другие русскоязычные рынки, сейчас мы в основном России, но есть и Украина, Казахстан.

КИВИ: То есть в основном, географическое распространение?

Л.П: Это одно направление, второе направление — более широкий спектр услуг, связанных с организацией мероприятий. Из последнего, что мы начали делать — это предоставлять организатору услугу по контролю билетов на входе. То есть раньше мы ограничивались только онлайн-частью, всем тем, что связано с предварительной организацией (оплатой, продвижением, расширением аудитории), сейчас мы занимаемся непосредственно на месте проверкой билетов. Есть еще разные активности после мероприятия, например. Есть диверсификация по направлениям, мы начинали с бизнес-мероприятий, потом подключились всякие образовательные, развлекательные и другие.

КИВИ: Сейчас, после вашего успеха, появилось достаточно много компаний с похожими моделями? 

Л.П: До нас тоже были.

КИВИ: Можно ли с уверенностью сказать, что вы — лидер рынка?

Л.П: Да, по всем показателям, по сравнению с конкурентами, мы на порядки больше.

КИВИ: А как вы считаете, за счет чего стартапу удалось пройти так называемую «долину смерти» и построить стабильно развивающийся бизнес?

Л.П: За счет пота, крови, бессонных ночей.. Нет, ну на самом деле, если кроме шуток, то, безусловно, настойчивость и стремление к цели — первое слагаемое успеха, второе, в нашем случае, это очень хорошее сочетание компетенций. В нашем бизнесе, связанном с ивентами, очень часто требуется сочетание двух знаний — в области ивент-менеджмента и IT. И очень редко, когда две этих области знаний пересекаются и идут вместе. У нас так получилось, что команда хорошо разбирается во обеих — и это то, чего не хватает большому количеству конкурентов. Третья составляющая, это, наверное, то, что мы с самого начала не были инвестиционно-раздутым проектом, мы всегда думали о том, как зарабатывать, а не о том, как тратить. Поэтому росли и фокусировались на продажах, на развитии, а не на привлечении инвестиций. Это помогло в тяжелые моменты построить более здоровый бизнес, чем у компаний, которые с начала жили на инвестициях.

КИВИ: А у вас, как у основателей, только один проект, или что то еще параллельно есть? 

Л.П: Мы для себя решили, что заниматься несколькими вещами одновременно — это не очень продуктивно. На данном этапе все наши усилия сфокусированы на развитии Timepad.

КИВИ: А стоит ли брать в стартапы некомпетентных людей? Ну, например, у меня есть друг, возьму-ка я его сооснователем?

Л.П: На старте, наверное, никто не может похвастаться, что знает все лучше всех. Когда мы начинали — мы тоже не знали всего, то есть тут все познается только в процессе, и важно не то, насколько ты в чем то компетентен, а то, насколько быстро ты можешь усваивать, есть ли у тебя стремление и желание куда то развиваться и узнавать что то новое.

КИВИ: То есть вы росли вместе с бизнесом?

Л.П: Получается, да.

КИВИ: Ваша команда — насколько вы успешно учились в Вышке? Есть такой стереотип, что все, кто учатся хорошо — им лучше бизнесом не заниматься.

Л.П: У Даши красный диплом, бакалавриат и магистратура французского университета, мне до красного диплома не хватило одной четверочки, которую мне по глупости влепили на гос.экзамене, а магистратура у меня двуязычная с Лондонской Школой Экономики. Тёма как то изначально с первого курса не особо посвящал время учебе, работал, но учился без двоек и пересдач. Не то чтобы был звездой курса, но в учебе проблем не испытывал.

КИВИ: Расскажите, как у вас роли распределены внутри вашей команды?

Л.П: C самого начала у нас Артем, как человек более технического склада ума, занимался продуктом, разработкой и всем, что было связано с IT. Мы с Дашей сначала просто делили все остальное между собой — продажи, финансы, клиентские вопросы, бухгалтерские, юридические. Потом, со временем, появилась какая то специализация, в итоге ко мне отошли финансовые и юридические вопросы и развитие бизнеса, а также отношения с инвесторами, а Даша занимается больше продажами и клиентской частью.

КИВИ: Первые два года, когда вы только начали монетизацию сервиса — это была ваша основная работа? 

Л.П: Нет, мы далеко не сразу все оставили. Мы первые несколько лет одновременно учились, работали и занимались проектом. С работы ушли, я думаю, где то в течении второго-третьего года развития компании.

КИВИ: Что вы можете пожелать студентам? Успешные студенты Высшей Школы Экономики могут пойти работать, например, в IB, консалтинге, отличные карьерные перспективы, хорошие финансовые возможности на старте, и поэтому они сейчас не очень стремятся идти в бизнес, не хотят рисковать. 

Л.П: Для каждого свое. И я уверена, что 90% студентам Вышки, особенно карьерно-ориентированым — действительно важно зарабатывать, и вовсе не нужно пытаться делать свой бизнес. Не стоит каждому человеку пытаться сделать что то свое. И если у тебя нет уверенности, что тебе это реально нужно — то лучше не делать бизнес, потому что ничего хорошего не получится. Только если реально не сидится на месте и не спится по ночам — тогда удачи! Это, конечно, непросто, но безумно прикольно, и с точки зрения жизненного опыта намного интереснее, чем корпоративная карьера. Потому что ты и намного больше видишь и развиваешься с самого начала, не тратишь годы на переживание бумажек и перековыривание циферок в екселе, а занимаешься чем то реальным. У тебя есть возможность создать что то действительно большое и значимое.